«Музей жестокости»

2 июня открылась выставка «RIVA DEGLI SCHIAVI.2021» (Набережная рабов) петербургского художника Шишкина-Хокусая в галерее Marina Gisich

Прообраз действующей выставки был представлен на Венецианской биеннале в 2019 году. Работы, представленные в Венеции, были возвращены на родину и теперь доступны для зрителей на выставке «Набережная рабов», дополненные новыми произведениями автора. Экспозиция занимает оба пространства галереи, и включает в себя световую и музыкальную инсталляцию, а также цифровые работы художника. Название выставки отсылает к проблеме рабства.  Шишкин-Хокусай является и театральным декоратором, поэтому особое внимание нужно уделить визуальному аспекту выставки.

Цикл картин, созданных для биеннале, называется «Фламандская школа». Ее представителями являлись живописцы первой половины 17 века, с центром в Антверпене, среди известных: Рубенс, Йорданс, ван Дейк, Брейгель. Художественным направлением, в рамках которого творили живописцы, было барокко. Шишкин-Хокусай используют картину «Новый рынок в Амстердаме» Хелста, «Рыбная лавка» Снейдерса, «Бобовый король» Йорданса и «Отцелюбие римлянки» Рубенса, создавая первый слой картины. У всех произведений есть общий мотив – мотив привязанности к плотским удовольствиям, который воплощен в образе богатого натюрморта или запечатленного празднования. Так художники 17 века напоминали зрителям, что материальные блага не будут с ними вечно. Шишкин-Хокусай перерабатывает смыслы, которые были важны для «Фламандской школы», добавляя новые – собственные интерпретации. Он вводит на эти картины маленькие плоские фанерные фигурки, напоминающие наброски, что говорит о вечности идеи «mеmento mori».  

В первом пространстве галереи расположены фигуры связанных темнокожих людей. Синие тела перевязаны нарисованными веревками, в такой же технике, как и фанерные фигурки. Серией этих скульптур поднимается вопрос о положении «живых машин». Синие портретные образы темнокожих девушек-моделей из Юго-Восточной Азии и Африки и юношей размером с человеческий рост находятся и во втором помещении галереи. Переместимся туда. Глазам представляется механическая машина со схематичным изображением человека с темной тканью на голове, который ничего не видит, но стремится что-то углядеть в прыжке. Эта инсталляция также была представлена на Венецианской биеннале.

В павильоне России были показаны и работы режиссёра Александра Сокурова. Он работал с картиной Рембрандта «Возвращение блудного сына», тоже в постмодернистской технике. Но в отличии от Шишкина-Хокусая, Сокуров был показан в Главном штабе Эрмитажа, для его работ была создана выставка под названием «А.Н. Сокуров. Посвящение Рембранту». А Шишкин-Хокусай продолжал размышлять над таким влиятельным институтом как Эрмитаж. Его размышления воплощены в музыкально-световой инсталляции. «Живые машины» — это толпа зрителей, которая старается прыгнуть, чтобы увидеть шедевры, прикоснуться к произведениям искусства, но по-прежнему ничего не видит.   

Особым символом в творчестве художника является обрамление – многослойные, объемные рамы, на которых вверху изображаются фанерные фигурки, которые воплощают в себе надзор за публичным пространством.  Такие обрамления становятся рамами не только реальных картин, но и 3D-видео. Все это вновь нас отсылает к идее «живых машин», которыми становятся не только люди, но и произведения искусства. Таким образом Шишки-Хокусай поднимет не столько проблему экзотизации или проблему деколонизации музеев, сколько проблему освобождения либо произведения искусства, либо зрителей от технического автоматизма.

Материал подготовила И.С. Дементьева